+7 960 174-82-81

info@giada.pro

Наша команда

Штат сотрудников компании «Гиада» относительно не большой, но каждый из них – мастер своего дела. За годы работы на предприятии сложился коллектив профессионалов, где в рабочей атмосфере ежедневно решаются сложные технические задачи.

Нас расстраивает тот факт, что сегодня работа на производстве не считается престижной. Главным образом из-за того, что многие мифы, которыми окутан этот вопрос – что работа тривиальная, грязная, малооплачиваемая и т.п. – не соответствуют действительности. В этой связи мы хотели бы поделиться своими взглядами на то, стоит ли молодым (и не обязательно молодым) людям идти на производство и развиваться здесь как профессионалу. На этой странице вы найдёте несколько мини-интервью, которые дали наиболее опытные члены нашей команды.

Олег Валерьевич Полянин, нач. производства

«Главное – думать, и никогда не стоять на месте»

Почему выбрал профессию
Свою профессию я выбрал очень просто. Мой папа был одним из лучших инструментальщиков на ГАЗе, в то время, когда он был одним из крупнейших заводов в стране и в мире. После окончания техникума я пошёл по его стопам.

О том, как стал начальником
С самого начала я понимал, что надо не стоять на месте, а постоянно что-то в себе менять. Никогда не искал лёгкой работы, где можно просто «отбывать номер». Напротив, брался только за трудные задания.

Начал слесарем, потом шлифовщиком, затем стал мастером, и дальше уже руководителем.

В этой профессии качество стоит на первом месте, тут всё решают твои навыки. Поэтому я постоянно обучался, и сегодня продолжаю учиться чему-то новому. Мы регулярно созваниваемся с коллегами из других фирм, заводов, и обмениваемся опытом. Думаю, что учиться нужно всю жизнь, вне зависимости от того, какая у тебя профессия.

О работе в «Гиаде»
Работа в компании «Гиада» интересная, постоянно разная, требует высокой точности, и потому − серьёзных навыков. Мне всегда нравилась именно такая работа.

Конечно, эта работа подойдёт не всем. Нужен определённый склад ума и желание двигаться вперёд. Главное здесь – думать и ещё раз думать. Иначе никак. В металлообработке, особенно высокоточной, это на первом месте.

Антонов Андрей Александрович, фрезеровщик 6 разряда

«В один момент понял, что это – моё»

 

Откровенно говоря, я не выбирал эту профессию.

Можно сказать, это она выбрала меня. Шёл 81-год, на тот момент мне было всё равно, чем я буду заниматься. Так случилось, что меня определили в фрезеровщики. Дальше – дело техники. Я закончил ПТУ с отличием, затем год проработал по специальности.

Вот спрашивают, почему развалился Союз. Я вам скажу, почему. Когда я впервые пришёл на завод, мне дали наставника. Вот он сидит, у него стаж работы 30 лет, но я его трезвым не видел. Я работаю от звонка до звонка, а он от силы три раза в день деталь зажмёт. И он получает 300 рублей, а я 70. Меня это раздражало. Я подошёл к начальнику цеха и сказал прямо: «Я так же могу валяться, за 70 рублей». В ответ: «У него опыт большой, он может такие точные детали делать…». Я говорю: «Опыт-то у него, может, и большой, но он тут пьяный валяется, а я за двоих работаю». И получал я при этом в четыре раза меньше. Вот так всё было устроено.

Несмотря на все эти вещи, мне всё равно нравилась эта работа. В какой-то момент я понял, что это моё.

Конечно, я мог тысячу раз её поменять. И ушёл, когда всё стало разваливаться. Я строил метро, работал плотником, в 90-е даже уходил в бизнес. Но понял, что бизнес – не моё. Вспомнил слова своего наставника по метрострою, ныне покойного: «Антонов, ты в любой рабочей профессии сможешь добиться самых больших высот». Стал вспоминать, что мне по-настоящему нравилось делать. И вернулся в профессию.

С тех пор я проработал за станком в общей сложности 26 лет.

Отличия инструментального производства
Я всегда работал в инструментальном хозяйстве, не в серийном, где раз наладил станок – и дёргаешь рычаги. А эта работа – творческая, я такую люблю. Почему творческая? Сам читаешь чертёж, сам каждый раз решаешь, как зажать деталь, как сделать всё проще и быстрее. То есть нужны не только руки, но и голова. Меня звали на серийное, где идёт по пять, десять тысяч деталей. И вот стоишь там 40 часов в неделю – и нажимаешь на кнопки. «Нет – говорю, – это без меня».

О работе в «Гиаде»
Сюда я пришёл три года назад. С прошлого места сам увольнялся, не отпускали. Но директор был там плохой, обманывал меня. И я решил, что ухожу. Инструментальщикам, таким как я, всегда платили хорошо.

Здесь работа интересная, точная. Бывает, в день 10 раз переналаживаю станок для различных деталей. И для каждой надо весь техпроцесс себе представить в уме – с чего ты начнёшь, что будешь делать, шаг за шагом.

Коллектив тут замечательный. Валерий Алексеевич, честно скажу, тут только сильных собрал.

Стоит ли идти на производство
Что сказать молодым? Работа тут интересная, и, главное, нужная. Очень нужная, особенно сейчас. Если ты решил серьёзно ею заняться, не вот там… то ты сам её полюбишь. Просто если человек пришёл в профессию, он уже в течение года поймёт – его это или не его, сможет он в ней чего-то добиться или нет. Я уже давно понял, что это моё. И думаю, что ничего такого сложного тут нет. И бояться здесь нечего. Тут нужна смекалка, чисто такая мужицкая смекалка. А с опытом всё придёт.

Paramonov

Парамонов Виктор Александрович, шлифовщик 6-разряда, изобретатель

«Решение принято – и в 26 лет я записался учеником»

 

Как и почему выбрал профессию
На производство я пришёл из флота. В своё время поплавал по миру: был и в торговом, и в военном, и в рыболовном флоте. Но когда женился, стало понятно, что это плохо совмещается: семейная жизнь и дальние плавания. Я стал думать, что мне по-настоящему интересно. Довольно быстро понял, что меня всегда увлекали какие-то технологические приёмы. Мне нравилось работать с механикой, меня удивляло, как можно изготовить изделия такой сумасшедшей точности – в сотую долю миллиметра. Мне было жутко интересно, как это получается.

И я решил пойти на завод. Поначалу меня не брали, так как не было профессии. Но решение принято – и в 26 лет я записался учеником на приборостроительный завод в Херсонской области.

Мне почему-то сразу понравилась шлифовка. Шлифовщиков всегда было немного. Токарей, фрезеровщиков, слесарей – пожалуйста, это были популярные профессии. А шлифовщиков не хватало, особенно профессионалов. А я всегда любил такую, скажем, не часто встречающуюся работу. Может, по этой причине я и выбрал шлифовку.

О важности производства
Мне понадобилось лет 5-6, чтобы разобраться, что к чему. Во всей триаде – и на плоской шлифовке, и на круглой, и на внутренней. С тех пор я проработал более 30 лет в инструментальных цехах.

Вообще, я считаю, что инструментальное производство – это основа. И количество инструментальных цехов – показатель развития промышленности, её фундамент. Очень показательно, что сейчас этого почти нет.

Нравится ли работа
Ответом на вопрос, нравится ли мне работа, является то, что мы сейчас с вами беседуем. По возрасту я мог бы уже выйти на пенсию, но я продолжаю работать. Причём не только на основной работе, но и дома, в гараже. Дело в том, что я, как это ни громко прозвучит, изобретатель. У меня даже есть какая-то бумажка, которая подтверждает этот статус.

Ещё в 70-е я стал детально разбираться в устройстве велосипедов, мотоциклов и прочей техники. Мне было безумно интересно, как это всё работает – приводы, ремни, передачи… Собаку на этом съел, как говорится. Я разработал несколько интересных вещей, которые, к слову, занимали первые места на Всесоюзных выставках. На все изобретения у меня есть патенты. Надеюсь, что в скором времени мы доведём до ума и представим обществу одно из них.

Стоит ли идти на производство
Я считаю, что сейчас – особенно сейчас, – это очень востребованная профессия. Не надо думать, что на заводах всё по-старому. Пришло новое оборудование, пришла новая оснастка, станки теперь привязаны к компьютерам. Мне кажется, что это очень интересно. Сейчас появилась возможность за один день делать то, на что раньше уходили недели. Был бы помоложе – с удовольствием это бы освоил.

 INFO@GIADA.PRO